08 | 12 | 2016
Экономика
Литература

Экономические измерения

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Экономические измерения

Проблема надежности и точности экономических измерений чрезвычайно важна, но ей на удивление уделяют мало внимания. В этой главе проблема рассматривается исключительно с точки зрения надежности цен, которые должны нас информировать о потребностях и издержках производства.

 «Классики» о точности экономических измерений

Современная экономическая теория интенсивно использует в своих исследованиях экономико-математическое моделирование. Количественные методы анализа экономических процессов предъявляют определенные требования к исходным данным в зависимости от характера или, скажем, утонченности выдвигаемых теорий и гипотез. Кроме этого, одна из основных тем, вокруг которой постоянно ведется дискуссия в экономической теории, связана с вопросом о надежности рыночных цен как механического регулятора хозяйственной деятельности. Таким образом, как в прикладных исследованиях, так и в области чистой экономической теории вопрос о надежности и точности экономической информации и методов экономических измерений возникает постоянно. При этом проблема состоит не в том, что экономические измерения оказываются точными или неточными, а в том, имеются ли надежные способы проверки экономических измерений с точки зрения их точности. Если экономические измерения грубы, но, тем не менее, имеется способ оценки ошибки измерения, то какой-то особой проблемы экономических измерений, отличающей их, к примеру, от измерений в естественных науках, по-видимому, не существует. Проблема возникает, если мы не можем оценить точность экономических измерений.

Сердцевиной экономической теории является теория цен, которая, по словам А. Маршалла, объясняет, каким образом в рыночной экономике «цены, измеряющие потребности, уравновешиваются ценами, измеряющими усилия» (т. 1, с. 107), т. е. объясняет природу равновесных рыночных цен в конкурентной экономике. Поскольку цены лежат в основе построения всевозможных экономических показателей, постольку проблема надежности и точности экономических измерений сводится (хотя и не целиком) к проблеме цен как измерителей полезности товаров и услуг, а также издержек, связанных c их производством.

К сожалению, вопрос о надежности и точности экономических измерений не стал предметом самого тщательного исследования, и вопреки здравому смыслу и логике развития любой точной науки в экономической науке весьма часто точность экономических измерений постулируется без всякого предварительного анализа.

Обращаясь к интересующему нас вопросу, А. Смит [2] писал:

«Обычно при обмене продуктов различных видов труда принимается во внимание степень трудности и ловкости. Однако при этом не имеется никакого точного мерила, и дело решает рыночная конкуренция в соответствии с той грубой справедливостью, которая, не будучи вполне точной, достаточна все же для обычных житейских дел». Д. Рикардо [3] повторяет эти слова А. Смита, ничего к ним не прибавляя. как только в его работе возникает вопрос о точности меры.

Рассмотрим, что говорит о точности экономических измерений А. Маршалл [1].

«Предметом исследования экономической науки, — пишет А. Маршалл, — являются главным образом те побудительные мотивы, которые наиболее сильно и наиболее устойчиво воздействуют на поведение человека в хозяйственной сфере жизни Самым устойчивым стимулом к ведению хозяйственной деятельности является желание получить за нее плату, которая представляет собой материальное вознаграждение за работу. Она затем может быть израсходована на эгоистические или альтруистические, благородные или низменные цели, и здесь находит свое проявление многосторонность человеческой натуры. Однако побудительным мотивом выступает определенное количество денег. Именно это определенное и точное денежное измерение самых устойчивых стимулов в хозяйственной жизни позволило экономической науке далеко опередить все другие науки, исследующие человека. Так же, как точные весы химика сделали химию более точной, чем большинство других естественных наук, так и эти весы экономиста, сколь бы грубы и несовершенны они ни были, сделали экономическую науку более точной, чем любая другая из общественных наук» (т. 1, с. 69). Экономическая теория <занимается, главным образом, теми желаниями, устремлениями и иными склонностями человеческой натуры, внешние проявления которых принимают форму стимулов к действию, причем сила или конкретные параметры этих стимулов могут быть оценены и измерены с известным приближением к точности, а поэтому в некоторой степени поддаются исследованию с помощью научного аппарата. Применение научных методов и анализа в экономической науке возникает лишь тогда, когда силу побудительных мотивов человека, а не самих мотивов, становится возможным приблизительно измерить той суммой денег, которую он готов отдать, чтобы получить желаемое удовлетворение, или, наоборот, той суммой, которая необходима, чтобы побудить его затратить определенное количество утомительного труда» (т. 1, с. 70).

Вопрос о точности экономических измерений является чрезвычайно важным. С выяснения вопроса о точности «весов экономиста» должна собственно начинаться экономическая наука, чтобы стать более точной. Но для этого необходимо ответить на вопрос, насколько точны «весы экономиста», нужно уметь определить, с какой ошибкой осуществляются измерения. Следует указать условия, при которых эти весы работают правильно, а при каких условиях им доверять нельзя. Но вместо этого анализа А. Маршалл утверждает без всякого на то основания, что экономические измерения вполне удовлетворительны. Причем нерешенность этого основного для экономической науки вопроса (если она претендует на точность) очевидна уже по тому разнообразию оценок точности экономических измерений, которые дает А. Маршалл на протяжении всего лишь десятка страниц его работы, где он затрагивает данный вопрос. В приведенных выше цитатах он сначала говорит об определенном и точном денежном измерении, затем — об измерении с известным приближением к точности и далее — о возможности приблизительно измерить. О «весах же экономиста» он сам говорит, что они грубы и несовершенны, и далее мы читаем, что «экономические измерения не являются идеально точными» (т. 1, с. 82), «редко бывают точными» (т. 1, с. 87) и все же «отличаются достаточной точностью» (т. 1, с. 82).

Разнообразие оценок степени точности экономических измерений, которые дает А. Маршалл, есть следствие и свидетельство того, что он не располагает способом проверки надежности и точности экономических измерений или, иначе говоря, способом оценки ошибки экономических измерений. По-видимому, именно в способах проверки правильности экономических измерений заключается собственно специфика экономической теории, разительно отличающая ее от наук естественных.

Различие здесь такое же, как между тем, что есть и что должно быть. Или, например, между научной истиной и правдой. Первую доказывают, вторую чувствуют. Как оценить ущерб природе? Велик он или мал? Где следует остановиться, чтобы им можно было пренебречь при денежной оценке стоимости? На эти и подобные им вопросы мы должны уметь отвечать, чтобы относиться с доверием к «весам» экономиста.

Теория стоимости и экономические измерения

Проблема экономических измерений. Основной массив экономических данных составляют данные в стоимостном выражении. Эти данные — либо цены и индексы цен, либо количество продукции (в натуральном выражении), помноженное на цены Какие бы преобразования мы затем с этими данными ни делали качество результата (надежность, точность) будет определяться качеством исходных данных. Поэтому проблема экономических измерений — это проблема цен.

Проблема надежности и точности экономических измени актуальна, по крайней мере, в двух аспектах. Во-первых, проблема использования данных в стоимостном выражении в различных расчетах экономической эффективности хозяйственных мероприятий при моделировании экономических процессов, в том числе при построении эконометрических моделей. Во-вторых, объяснение «природы» рыночных цен и их роли в хозяйственной деятельности важно для общей оценки рынка как механизма саморегулирования. Оценка заключается в доверии или недоверии к этому механизму. Ответ на этот вопрос важен для выработки правильной экономической политики, и практической деятельности отдельных лиц.

Традиционно в экономической теории рыночные цены Тесно связаны с понятием конкуренции. В соответствии с этой теорией при совершенной конкуренции устанавливаются «истинные»

Монополия, государственное регулирование, инфляция, внешние эффекты (externalities— по выражению П. Самуэльсона) нарушают механизм конкуренции и цен.

Сначала теория стоимости и цен рассматривается для нормальных условий, а затем делаются поправки к теории с учетом разного рода нарушений. Конечно, основная трудность при таком подходе состоит в том, чтобы понять, что считать нормой.

В этой главе при рассмотрении проблемы теории рыночных цен основное внимание уделено побочным эффектам, ибо указанные выше нарушения можно рассматривать как их разновидности.

Положительные и отрицательные побочные эффекты. В своей деятельности человек преследует ту или иную цель. Эта деятельность оказывает воздействие на него самого, природу и общество. Воздействия являются побочными эффектами основной цели деятельности; они могут быть как положительными, так и отрицательными. Отрицательные побочные воздействия наносят ущерб современникам, последующим поколениям и природе.

Совокупный результат деятельности состоит из цели деятельности и побочных воздействий. Если бы все побочные воздействия были положительными, то в оценке совокупного результата не было бы никаких проблем. Проблема возникает, когда хотя бы часть побочных воздействий является отрицательной. Поэтому в этих случаях появляются такие оценки совокупного результата деятельности, как «с одной стороны..., а с другой стороны...».

Сказанное верно и для хозяйственной деятельности. Кроме основного продукта — электричества. угольная электростанция производит и ряд нежелательных побочных продуктов: дым, сажу, оксиды азота и серы, углекислый газ, радиоактивные вещества, тепло и др. Каждый из названных побочных продуктов деятельности, если он не может быть усвоен и переработан природными организмами, попадая в окружающую среду, нарушает экологическое равновесие. Побочные продукты загрязняют почву, воду, воздух, нарушают условия существования и жизни природных организмов. Наличие этих веществ угнетающе воздействует на жизнедеятельность природных организмов, а порою и убивает их. Указанные «выбросы» могут быть вредны для здоровья человека. Кроме того, чем интенсi4внее мы сжигаем уголь, тем меньше его остается для последующих поколений, которые, возможно, эти запасы могли бы использовать более эффективно.

Нормальные условия и критические состояния. При нормальных условиях отрицательные побочные эффекты хозяйственной деятельности столь малы, что ими можно пренебречь. Отрицательные побочные воздействия должны быть пренебрежимо малы, ибо только в этом случае можно построить какую-то теорию стоимости и цен.

Наоборот, в критических состояниях отрицательные побочные эффекты столь велики, что ими пренебречь невозможно.

В критических состояниях трудно ответить на вопрос «чего это стоит?» в форме, привычной для экономиста, т. е. оценить стоимость в денежном выражении. Поэтому ни трудовая теория стоимости, ни теория полезности здесь ничего не объясняют.

В этом случае кроме цен в денежном выражении следует учитывать отрицательные побочные явления (например, различные виды ущерба природе).

Деятельность по созданию нормальных условий должна быть выдвинута как самостоятельная задача и более важная, чем сама хозяйственная деятельность.

Проблема стоимости при нормальных условиях. Эта проблема заключается в следующем. Все величины Гаусс подразделял на два рода — экстенсивные и интенсивные. Экстенсивные величины состоят из частей однородных, и они образуют предмет математики. Интенсивные величины состоят из частей неоднородных, и нужно указать способ их соизмерения или взвешивания, чтобы можно было перейти к количественной оценке таких величин.

Например, первоначально в экономической теории для объяснения рыночных цен вводилось понятие стоимости, под которой подразумевались затраты труда. Затраты труда мы можем измерять в человеко-часах. Но поскольку при производстве почти каждого товара, особенно при глубоком разделении труда, используется труд разного характера (труд разных специальностей, разной тяжести, с разным уровнем квалификации, интенсивности и т. д.), постольку нужно указать, каким образом (используя какие шкалы) оценивать труд разного характера, т. е. нужно указать прием, используя который мы могли бы складывать человеко-часы труда разного характера, часто вредного для здоровья или сопряженного с риском для жизни. Труд крестьянину стоил пота и крови. На каких весах взвешивать то и другое?

В теории предельной полезности считается, что каждый потребитель в состоянии упорядочить различные наборы товаров по степени их предпочтительности. Иначе говоря, потребители удовлетворительно решают задачу соизмерения разнородных полезностей и потребностей. Потребители рассматриваются как суверенные, верховные судьи. Осуществив свой выбор, они указывают тем самым, что следует производить, в каких количествах и, следовательно, косвенно влияют на распределение ограниченных ресурсов между различными видами деятельности. В этой теории мы получаем заметное продвижение в решении проблемы соизмерения разнородных величин по сравнению с трудовой теорией стоимости. Но как соизмерить предпочтения разных людей? При построении общественной функции полезности возникает проблема интегрируемости индивидуальных функций полезности.

Далее в теории обосновывается, что отношение цен на два товара равно одновременно отношению их предельных полезностей и отношению их придельных издержек. Таким образом, в известном смысле трудовая теория стоимости не противоречит теории полезности. Но этот вывод означает так же, что проблема цен состоит как в соизмерении труда разного характера, так и разнородных потребностей.

Не единственность рыночных цен и неопределенность понятия совершенной конкуренции. Допустив возможность соизмерения разнородных потребностей потребителем и положив в основание теории стоимости понятие полезности, мы не получаем окончательного решения проблемы соизмерения разнородных величин. Теперь она появляется в другой форме: как проблема соизмерения и сопоставления индивидуальных предпочтений. Можно обойти эту проблему допуская, что каждый из вариантов соизмерения равно возможен.

Развитие теории полезности в этом направлении привело к понятию оптимизации по Парето. При оптимизации по Парето мы фиксируем положение одного индивидуума и ищем такое распределение ресурсов, при котором положение другого может быть улучшено. Такой Подход возможен и при решении производственных задач. Тогда фиксируют объем производства одного продукта и ищут такое распределение ресурсов, при котором производство другого продукта может быть увеличено. Это оптимизационные задачи и при их решении часто используют вспомогательные величины, которые могут быть интерпретированы как теневые цены продуктов (ресурсов). Поскольку оптимальных по Парето состояний бесконечно много (фиксировать исходное положение одного из индивидуумов можно на разных уровнях), постольку и систем цен, обеспечивающих оптимальное по Парето распределение ресурсов, так же бесконечно много. Каждое оптимальное по Парето состояние характеризуется определенным разрывом в уровнях материальной обеспеченности отдельных индивидуумов. Если под экономическим оптимумом понимать систему цен и соответствующее ей распределение ресурсов для одного из оптимальных по Парето состояний, то говорят, что социальные отношения (разрыв в уровнях материальной обеспеченности) определяют оптимум экономический.

Таким образом, в современной экономической теории эффективность и справедливость оказываются тесно связанными между собой. Проблема сопоставления индивидуальных предпочтений здесь предстает как проблема сопоставления материального благополучия отдельных индивидуумов, а проблема стоимости теперь оказывается связанной с нашими представлениями о справедливости.

Но это означает и тесную связь конкуренции с представлениями о справедливости. Понятие совершенной конкуренции неопределенно, если нет единства в понимании справедливости. Конкуренция может быть разной: от конкурса талантов — до борьбы без правил.

Одной из характеристик конкуренции следует считать уровень социальной напряженности. Обозрение социальной напряженности является отрицательным побочным эффектом усиления конкуренции. Речь здесь идет не только об обострении отношений между богатыми и бедными внутри данного общества, но и между богатыми и бедными странами.

Проблема издержек производства. В результате анализа причин деградации природы было показано, что она стала возможной из-за неправильной калькуляции издержек производства. Проблема издержек производства состоит в том, что при их подсчете не учитываются отрицательные побочные воздействия предприятий на природу, т. е. не учитывается ущерб природе.

Ущерб природе редко может быть оценен в денежной форме. Если ущерб невелик, то им можно пренебречь, и тогда нет непреодолимых проблем в подсчете издержек производства. Если же ущерб велик, то им невозможно пренебречь и невозможно одновременно выразить его в деньгах, В этом и заключается уже непреодолимая проблема издержек производства, наличие которой препятствует построению какой-либо теории рыночных цен.

Стимулированный спрос. Стимулированный спрос — это искусственно созданные потребности. Их формирует реклама. Возможность управления потребностями посредствам рекламы появляется при достаточно высоких доходах и уровне потребления в обществе массового потребления с низким уровнем культуры, при котором у людей теряется способность отделить полезное от бесполезного и ненужного.

При стимулированном спросе условие независимости принятия решений потребителем не выполняется. Утверждение теории, что отношение цен на два товара равно отношению их предельных полезностей, оказывается неверным. Равно и наличие проблемы издержек производства означает, что отношение цен на два товара не равно отношению предельных издержек их производства. Таким образом, при наличии стимулированного спроса и проблемы издержек производства неверным оказывается утверждение современной теории о том, что рыночные цены являются жщежным инструментом эффективного распределения ресурсов. Стимулированный спрос и проблема издержек производства объясняют гигантскую расточительность современной экономики, допускающей появление в широких масштабах отрицательных побочных воздействий хозяйственной деятельности на природу и общество.

Товарное хозяйство. Натуральное хозяйство органически вписывалось в космос природы. Крестьянское хозяйство по существу не имело отходов производства, т. е. отрицательные побочные воздействия были пренебрежимо малы.

Товарное сельское хозяйство сопряжено с выносом химических элементов из почвы. С каждым новым урожаем, предназначенным на продажу, плодородие почвы уменьшается. Почва становится беднее, ибо из нее безвозвратно изымаются именно те элементы, которые образуют тело нового урожая.

Почва — это одна из кладовых природы. Продавая новый урожай, продают органическое вещество, образующее почву, т. е. обедняют кладовую природы. Товарное хозяйство размыкает круговорот веществ в природе.

Конкуренция. Указанное свойство товарного хозяйства усиливается конкуренцией, ибо она усиливает борьбу за выживание, В ходе хозяйственной деятельности человек преобразует вещество природы в полезности, вещи. В определенном смысле он ничего не создает, а только перерабатывает и потребляет созданное природой. Поэтому экономику иногда уподобляют насосу. Если принять эту аналогию, то конкуренция увеличивает мощность насоса. Но при этом следует помнить, что мощность источника ограничена.

Большая прибыль обычно сопряжена с большими отрицательными побочными воздействиями. Известно, что замена мыла на стиральный порошок оказалась очень выгодной для производителей стирального порошка. Конечно, и для потребителей стиральный порошок более Предпочтителен чем мыло. Однако пена, образующаяся при употреблении в Стирке мыла, разлагается, а пена стирального порошка — нет. В книге Б. Коммонера «Замыкающийся» круга приведено множество подобных примеров. Он убедительно показал, что наиболее прибыльными и быстрорастущими в послевоенное 25-летие в экономике США оказались те отрасли, негативное воздействие которых на Природу было особенно велико.

Наоборот, низкая Прибыль, ее отсутствие или даже убыточность характерны дня отраслей деятельности с положительными побочными воздействиями (пример — фундаментальные научные исследования, сфера воспитания и образования).

При оценке результата деятельности предприятия по размеру прибыли оказывается, что деятельность прибыльных предприятий с отрицательным побочным воздействием (предприятия первого рода) получает завышенную оценку, а деятельность убыточных с положительным побочным воздействием (предприятия второго рода) — заниженную оценку. Предприятия первого рода производят больше, чем должно с точки зрения истинной стоимости, а предприятия второго рода — меньше. Распределение ограниченных ресурсов осуществляется в пользу предприятий первого рода, а предприятия второго рода получают недостаточно ресурсов. Конкуренция, усиливая борьбу за выживание, способствует выживанию предприятий с высокой прибылью, а следовательно, расширяет масштабы и глубину неэффективного использования ресурсов.

Мы пришли к выводу, что механизм селекции и отбора при конкуренции далек от совершенства, ибо ведет к выживанию предприятий и видов деятельности с высоким уровнем отрицательных побочных эффектов.

Традиционный подход в экономической теории состоит в признании конкуренции как образца по сравнению с другими типами рынка. Этот образец в экономической теории получил двусмысленное название — совершенная конкуренция. Это двусмысленное и неверно ориентирующее название, ибо совершенная конкуренция оказывается далекой от совершенства.

Инфляция. Инфляция развивается неравномерно в различных отраслях хозяйственной деятельности, поэтому инфляция искажает соотношение цен. Как следствие при инфляции снижается надежность и точность экономических измерений.

Выводы. Проблема рыночных цен, а следовательно, и экономических измерений возникает тогда, когда ущерб природе, социальная напряженность и стимулированный спрос достигают таких размеров, что ими невозможно пренебречь. Тогда проблема стоимости из необычной, но разрешимой задачи соизмерения разнородных величин (затрат труда разного характера, разного рода полезностей), превращается в неразрешимую проблему соизмерения несоизмеримого, например, издержек производства в денежном выражении и ущерба природе, если его невозможно оценить в денежном, выражении.

Проблему теории стоимости и цен можно сформулировать иначе: она возникает, когда по каким-либо причинам оказываются нарушенными отношения людей друг к другу, последующим поколениям и природе.

Полученные нами выводы показывают, в каких направлениях следует искать решения проблемы теории стоимости и цен, а следовательно, и проблемы экономических измерений. Во-первых, нужно каким-то образом устранить перекос в оценке видов деятельности с положительными и отрицательными побочными воздействиями. Во - вторых, следует стремиться к устранению социальной напряженности. В-третьих, нужно снизить ущерб природе до уровня, когда им можно было бы пренебречь. И, в-четвертых, следует отказаться от стимулирования спроса, т. е. от создания искусственных потребностей.

Средства решения проблемы теории стоимости и цен. Устранить перекос в оценке видов деятельности посредством увеличения налогов на виды деятельности с отрицательным побочным воздействием может государство. Оно в состоянии взять на себя финансирование видов деятельности с положительными побочными эффектами (образование, воспитание, просвещение, искусство, культура, медицина, спортивно-оздоровительные учреждения, базы массового отдыха на природе и, наконец, экстенсивное сельское хозяйство, а еще лучше — возрождение лада натурального хозяйства). Эти действия ведут к снижению социальной напряженности и могут быть усилены регулированием цен (максимальная и минимальная цена), расширением прав и возможностей профсоюзов, созданием учебных заведений по переподготовке и освоению новых профессий (для уменьшения структурной безработицы). Экономическая политика государства должна быть направлена на снижение безработицы и инфляции.

Анализ проблемы стоимости и цен, а следовательно, и экономических измерений, показывает, что, двигаясь по разным направлениям, мы приходим к одним и тем же вопросам, касающимся отношения людей друг к другу, последующим поколениям и природе. Эти же вопросы являются центральными в любой религии, они же составляют предмет морали. Это говорит нам, во-первых, о том, где следует искать решения проблемы стоимости и цен. Во-вторых, мы приходим и к такому выводу: наше внимание должно привлекать и все то, что нарушает нормальную духовую деятельность каждого человека и общества в целом. Поэтому среди другой отрицательных побочных воздействий хозяйственной деятельности следует выделить сосредоточение экономической власти в руках узкого круга лиц и ее влияние на политическую, культурную и духовную жизнь общества, в частности, через такие мощные рычаги влияния, как средства массовой информации. Опасность здесь состоит в том, что объектом воздействия становится сознание людей, а объектом манипуляций — общественное мнение. Представители любого вида деятельности заинтересованы в создании среды, удобной именно для данного вида деятельности. Такую среду, в которой интересы немногих оказываются предпочтительнее интересов общества в целом, и создают средства массовой информации, формируя поведение людей и влияя на их выбор.

Главным в теории стоимости является не вопрос о том, что лежит в основании стоимости (затраты труда, полезность), а какими мотивами руководствуются люди в их повседневной жизни, принимая хозяйственные, политические, технические и другие решения. Конкуренция вынуждает обращать внимание на ближайшие следствия (прибыль) и закрывать глаза на отдаленные во времени и пространстве отрицательные побочные эффекты. Но, кроме того, мотивы деятельности подвергаются массированной обработке средствами массовой информации. Цель этой обработки — внушение и формирование такого сознания, когда, как писал Д. Гэлбрейт, трудно поверить, что существует нечто более важное, чем производство товаров.

Построение какой-либо теории стоимости и цен возможно лишь для нормальных условий, при которых сведены к минимуму отрицательные побочные воздействия хозяйственной деятельности:

Ущерб природе, стимулированный спрос, инфляция, сосредоточение экономической власти в немногих руках и ее влияние на духовную жизнь общества.

Положительные побочные эффекты как признак нормальных условий

В параграфе 10.2 нормальные условия были определены таким образом: отрицательные побочные эффекты сведены к минимуму такому, когда ими можно пренебречь. При этом минимуме ущерб природе не вызывает тревоги. Естественно, оценка этого минимума весьма субъективна, если использовать язык науки, но она может быть объективной и правдивой при определенных условиях, если использовать язык морали.

Теперь мы остановимся на значении положительных побочных эффектов для оценки нормальных условий.

Нетрудно привести примеры отрицательных побочных воздействий. Примеры положительных побочных воздействий так же могут быть приведены, но трудно подобрать пример бесспорный. Такой пример необходим как образец для сравнения. Любая наука начинает исследование с неких идеальных объектов, которых, может быть, и не существует в природе: идеальный газ, совершенная конкуренция и т. д. Затем теория, конечно, подлежит корректировке с учетом различных «нарушений», которые появляются, как только мы переходим к реальности. Не найдя примеров бесспорно положительных побочных воздействий в человеческой деятельности, обратимся к миру природы.

Растение как образец положительного побочного эффекта. Используя солнечную энергию, растения создают из углекислого газа и воды органическое вещество. Побочным продуктом этой деятельности растений (фотосинтеза) является кислород: лишь незначительное количество кислорода используется растениями для дыхания, основная же его масса образует атмосферу. Она побочный продукт жизнедеятельности растений. Без нее жизнь на Земле могла бы существовать лишь в самых примитивных формах.

Пример растений наводит на мысль о том, что в ходе естественного отбора выживали лишь те организмы, которые оказывали положительное воздействие на природу в целом. Иначе говоря, в ходе так называемой борьбы за существование шансы на выживание имели организмы, оказывающие только положительное воздействие на природу. Положительное воздействие не только в смысле увеличения разнообразия природы, расширения генофонда, увеличения количества информации, заложенной в генах, но и скрепления тесными узами ее единства. И небо поистине символ этого единства. Организмы с отрицательным побочным воздействием на природу в целом, по - видимому, отвергались природой, ибо если допустить обратное, то они за миллионы лет существования подточили бы устои природы, нарушили бы ее многообразие и единство. Но поскольку этого не произошло, следует допустить, что таких организмов нет, (Это заключение относится ко всем организмам за исключением человека.)

Растения дают нам пример положительного побочного эффекта, имеющего фундаментальное значение в жизни природы. Если природу рассматривать как образец, достойный подражания, то нормой следует считать такое состояние, когда в основу жизнедеятельности человеческого общества положены виды деятельности с положительными побочными эффектами. Великое значение видов деятельности с положительными побочными эффектами состоит в том, что о последствиях можно не думать.

В одном из последних докладов Римскому клубу (2, с. 374) есть любопытное высказывание (по-видимому, авторы — не экономисты): «Цены должны говорить правду». Но сначала мы должны научиться этому

 


Экономические измерения - 5.0 out of 5 based on 1 vote