10 | 12 | 2016
Экономика
Литература

Индекс ИМЭПИ

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (1 Голос)

Предложения по оценке конкурентоспособности экономики Укпаины.

Для этой цели ИМЭПИ РАН разработал свой оригинальный индекс (в дальнейшем — индекс ИМЭПИ). Он призван отразить сравнительное продвижение различных стран (в том числе — Украины) по пути реформ в свете экономических и социальных итогов преобразований. Прежде чем приступить к описанию построения индекса и выводов, полученных на основе его применения, отметим ряд объективных трудностей, связанных с его конструированием.

Сложно назвать априори группу показателей, адекватно отражающих результаты трансформации. Еще сложнее определить «веса», характеризующие важность избранных показателей. Поэтому наиболее приемлемым нам представляется в данном случае метод экспертных оценок. Он позволяет решить поставленные задачи, опираясь на мнение специалистов в соответствующих областях экономической науки.

На первом этапе в сферу рассмотрения из-за дефицита информации были включены не все переходные экономики. Основное внимание уделялось странам ЦВЕ, ряд из которых можно было заранее определить как лидирующие. При этом только часть стран по исходным условиям и всему ходу трансформации представлялись схожими с Украиной. По государствам СНГ возникали объективные трудности в части получения достоверной статистической информации для сопоставлений. Поэтому из их числа для сравнения с Украиной изначально была избрана только РОССИЯ как испытавшая во многом сходные последствия рыночной трансформации при аналогичных проблемах.

В итоге для анализа были выбраны девять стран, семь из которых относятся к региону ЦВЕ (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Словения, Румыния, Болгария), а две входят в состав СНГ (Россия и Украина). Рассмотрим, как практически создавался показатель сопоставления результатов трансформации, который можно считать и индикатором конкурентоспособности национальных экономик.

Методология расчета индекса ИМЭПИ была построена на основе применения метода экспертных оценок с ранжированием показателей по их значению. Его расчет проводился следующим образом.

А. Были составлены анкеты, включающие около 30 показателей, характеризующих социально-экономическое развитие страны. Респондентам предлагалось выбрать 10 индикаторов, наиболее адекватно, по их мнению, отражающих результаты продвижения по пути преобразований, и проранжировать их по степени значимости. Предлагалось добавлять и собственные варианты основных показателей.

Первоначальный список показателей строился таким образом, чтобы охватить возможно большее число сфер и аспектов экономической деятельности. В него вошли индикаторы развития реального сектора, ценовой и денежно-кредитной сферы, внешнеэкономической деятельности и некоторые другие. Анкеты распространялись среди ученых, специализирующихся на анализе развития стран с переходными экономиками и на методах статистических исследований. В опросе приняли участие ученые из ИМЭПИ РАН, ИМЭМО РАН, экономического факультета НАУ.

Б.При обработке результатов анкетирования каждому индикатору, стоявшему на первом месте по значимости, присваивалось 10 баллов, на втором месте — 9 и т. д. Затем результаты по всем анкетам суммировались. Таким образом, были выявлены десять показателей, набравших наибольшее количество баллов.

1.Валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения (по паритетам покупательной способности валют) — 184 балла.

2.Динамика валового внутреннего продукта в реальном выражении — 165.

3. Динамика валовых инвестиций — 115.

4. Уровень реальной среднемесячной заработной платы — 109.

5. Динамика промышленного производства — 101.

6. Динамика производительности труда в экономике — 79.

7. Уровень безработицы — 83.

8.Динамика розничных цен (измеренная по индексу потребительских цен) — 79.

9.Средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении —76.

10. Объем внешнего долга на душу населения — 71.

В. Следующим шагом стало составление таблиц значений каждого из показателей за 1991 — 1998 гг. для девяти рассматриваемых государств. Ряд показателей был уточнен. Так, динамика ВВП, промышленного производства, валовых инвестиций и агрегированной производительности труда рассчитывалась за каждый год в процентах от уровня 1990 г. Для индекса потребительских цен использовались темпы роста за отдельный год. Это объясняется тем, что для ценовой сферы более важным представляется отслеживание ее текущего состояния, тогда как результат развития реального сектора целесообразно оценить относительно определенного первоначального уровня (в данном случае — 1990 г.). Заметим, что и этот уровень (по сравнению с предшествующим «пиком») был разным у отдельных государств. Но всех их объединяло наличие экономического спада той или иной степени глубины.

По ряду показателей были взяты значения за меньшие временные интервалы: ВВП по паритету покупательной способности валют (ППСВ, 1991-1996 гг.), средняя продолжительность жизни населения (1992, 1994, 1995 и 1997 гг.) и величина внешнего долга на душу населения (1992-1997 гг.). Подобная ситуация объяснялась неполнотой данных по всему рассматриваемому периоду и, на наш взгляд, не оказала существенного влияния на итоговую картину, поскольку два первых индикатора достаточно стабильны в относительном выражении (по странам) на коротких временных отрезках.

Для каждого года по всем выделенным показателям были рассчитаны ранги отдельных государств, исходя из «положительного» значения измеряемой величины: первому месту соответствовал ранг, равный 9, второму — 8 и т. д. Эти значения по определенному показателю складывались, и итоговая сумма умножалась на вес данного показателя (количество баллов по итогам экспертной оценки). По полученным величинам и шло ранжирование девяти стран на основе описанной выше процедуры.

Г. Наконец совокупный индекс исчислялся путем перемножения ранга страны в каждой из таблиц (от 1 до 9) на вес соответствующего показателя, выраженный в долях от 1 (количество баллов, набранное им при анкетировании, деленное на сумму баллов по всем десяти рассматриваемым индикаторам). В дальнейшем девять государств ранжировались по значению совокупного индекса. Чем оно больше, тем значительнее успехи данной страны относительно остальных в осуществлении ею социально-экономической трансформации.

В итоге индекс ИМЭПИ может принимать значения от 1 до 9, отражая сравнительное продвижение страны по пути перехода к рынку, конкурентоспособность ее экономики с точки зрения десяти основных социально-экономических индикаторов, выявленных с помощью экспертных оценок.

Рассмотрим воздействие отдельных показателей на интегральный индекс.

1. ВВП на душу населения и динамика ВВП.

Начнем с двух показателей, имеющих наибольший вес в выделенной десятке. Это индикаторы, относящиеся к категории валового внутреннего продукта: ВВП на душу населения, рассчитываемый в долларах США по паритету покупательной способности валют (в качестве эталонной страны берется Австрия), и динамика реального ВВП в процентах к уровню 1990 г. Их удельный вес составляет соответственно 0,173 и 0,155, то есть в сумме на них приходится почти треть значения интегрального показателя.

Первый из них в значительной степени зависит от уже достигнутого за длительный период уровня социально-экономического развития. Однако стремительные изменения в период трансформационного кризиса и последующего роста привели к сдвигам в относительных значениях показателя (таблица 1 приложения). Так, Польша, имея в 1991 г. ранг 2, то есть занимая вторую с конца позицию из девяти стран, благодаря значительным темпам экономического роста уже в 1994 г. достигла ранга 5, сохранявшегося до 1996 г. Снижение темпов экономического развития в ряде стран вызвало падение их ранга: России — с 6 до 3, Болгарии — с 4 до 2 и Украины — с 3 до 1. Абсолютный разрыв по значению ВВП на душу населения в 1996 г. между первым и девятым местами был более чем 5-кратным, тогда как в 1991 г. он составлял 2,4 раза. Группа лидеров, включающая Словению, Чехию и Словакию, оставалась устойчивой на протяжении всех лет, подтверждая тезис о значении предшествовавшей траектории развития.

Еще более динамичным индикатором выступает экономический рост в реальном выражении. Наибольшие изменения вызвал пик трансформационного спада, пришедшийся в большинстве стран на 1991 — 1993 гг. Положение, сложившееся к 1993-1994 гг., практически не изменялось на следующей стадии перехода. Сдвиги привнес 1998 г., связанный с падением темпов роста под влиянием финансового кризиса на развивающихся рынках. Если Польша в 1998г. превысила реальную величину своего ВВП в 1990 г. на 32%, то ВВП Украины сократился на 60%.

Охарактеризуем итоговое положение стран по двум анализируемым индикаторам с точки зрения построения интегрального показателя. Группы лидеров в двух случаях несколько разнятся. Для показателя ВВП на душу населения ведущими странами являются Словения, Чехия и Словакия, тогда как для показателя темпов роста ВВП — Польша, Словения, Чехия. Аутсайдеры в первом случае — Украина, Болгария, Румыния, а во втором — Украина, Россия, Румыния. Тем не менее уже можно выделить две группы, одна из которых больше преуспела на пути преобразований (Словения. Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), а другая — меньше (Румыния, Болгария, Россия, Украина). Однако интересно проследить, не дают ли иные показатели существенных отклонений от первоначально полученного вывода.

2. Показатели реального сектора экономики.

Следующую группу индикаторов можно условно назвать относящейся к реальному сектору экономики. Она включает в себя показатели валовых инвестиций и динамики промышленного производства (% к уровню 1990 г.), занимающие 3-е и 5-е места соответственно с весами 0,108 и 0,095. Если четверки лидеров в обоих случаях совпадают, хотя страны в них и меняются местами (Польша, Словения, Венгрия, Чехия), то среди аутсайдеров есть некоторые отклонения. Словакия попадает в их число по показателю валовых инвестиций (ее итоговый ранг равняется 3), тогда как в Украине сравнительно благополучно обстоит ситуация с промышленным производством (итоговый ранг — 4). К аутсайдерам примыкают Россия и Болгария.

3. Показатели социального развития.

Особый интерес, на наш взгляд, представляют индикаторы, отражающие социальные итоги преобразований. По мнению многих ученых, именно они являются ключевыми в характеристике результатов трансформации. В нашем случае к ним отнесены реальная заработная плата (4-е место), уровень безработицы (6-е), средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни (9-е). Последний показатель лишь частично определяется социально-экономическим развитием, а в остальном находится в зависимости от сугубо демографических тенденций. Однако в международной практике он входит в число трех составляющих индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) наряду с ВВП на душу населения и уровнем образования населения в стране.

Совокупный удельный вес трех «социальных индикаторов» составляет 0,2524, то есть лишь немногим выше четверти. Это стало неожиданностью для разработчиков интегрального индекса ИМЭПИ, так как первоначально предполагалась большая их значимость.

Известно, что заработная плата в период перехода к рынку начинает играть сравнительно меньшую роль, все больше увеличивается влияние других источников дохода для населения. Поэтому более логичным представлялось бы использование показателя реальных денежных доходов. Однако по нему достаточно сложно получить развернутые и главное — достоверные статистические данные. В 1998 г. лишь в трех странах значение среднемесячной реальной заработной платы превысило уровень 1990 г. К их числу относятся Польша, Словения и Чехия. Именно они и заняли три первых места по итоговому значению показателя. В тройку аутсайдеров вошли Украина, Россия и Болгария, где ситуация в 90-е годы прошлого века складывалась катастрофически: уровень реальной заработной платы в 1998 г. не достигал и 40% от уровня 1990 г., то есть за девять лет произошло более чем двукратное ее сокращение.

Особый интерес представляет ситуация с распределением стран по показателю уровня безработицы. Странами-лидерами (с наименьшим уровнем безработицы) выступают Украина, Чехия и Румыния. И, наоборот — в худшем положении оказываются Словения, Польша, Словакия. Иными словами, наблюдается картина, в некоторой степени обратная имеющей место по предшествовавшим индикаторам. Подобному положению вещей можно найти ряд объяснений.

Прежде всего, это особенности статистического учета безработицы. Так, например, для Украины применялся регистрируемый официально показатель, тогда как для остальных стран - рассчитанный по методологии Международной организации труда. Но учет официально незарегистрированных безработных в любом случае крайне затруднен. С другой стороны — многие страны ориентировались на экономический рост на основе лишь эффективной занятости, сбрасывая избыточную рабочую силу, накопившуюся в период плановой экономики. Поэтому Словения, Польша и Словакия при достаточно высоких темпах роста ВВП одновременно занимают последние места по показателю безработицы. Иной стратегии придерживалась Чехия, стремившаяся достичь одновременно двух целей - высоких темпов роста и низкой безработицы. В какой-то степени ей это удалось.

Средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении, подобно ВВП на душу населения, относится к числу достаточно стабильных на краткосрочных отрезках показателей. Но в период перехода и она испытала существенные изменения. Однако эти изменения в основном затрагивали страны, занимающие среднее положение. С 1992 по 1997 г. страны-лидеры (Словения и Чехия) и находящиеся на последних местах (Россия и Украина) оставались практически неизменными. Тем самым можно говорить о некоторой стабильной модели динамики ожидаемой продолжительности жизни в различных переходных экономиках.

4. Совокупная производительность труда.

Этот показатель можно охарактеризовать как отражающий общую экономическую эффективность процесса преобразований. Речь идет о совокупной производительности труда в экономике, получающейся из соотнесения динамики экономического роста и занятости. Здесь большую роль играют уже упоминавшиеся различия подходов к определению безработицы. Поэтому в число находящихся в зоне неблагополучия попадают страны с неблагоприятными тенденциями в области занятости (Польша, Словения, Болгария). Естественно, на последних местах оказываются страны, испытывающие проблемы с экономическим ростом и к тому же сдерживающие рост безработицы (Украина, Россия, Румыния). Сразу отметим, что, вообще говоря, достижение высокой производительности труда является лишь одной из целей развития экономики. Второй выступает так называемый трудоинтенсивный рост, в большей степени сосредоточенный на сохранении занятости.

5. Динамика розничных цен.

Сам по себе данный показатель вопреки расхожему мнению не несет непосредственно информации об успешности преобразований Он представляет интерес с точки зрения влияния преобразований на социальное развитие и на динамику реального сектора. При высоких темпах инфляции большая часть потерь ложится на население как на конечного потребителя. Как правило, в такой ситуации динамика цен становится непредсказуемой, что ухудшает инвестиционный климат и не способствует росту производства. Однако в рамках умеренной инфляции сложно говорить о преимуществе относительно низких темпов роста цен как фактора экономической динамики. Тем не менее показатель индекса потребительских цен вошел в наше исследование с весом 0,074 и занял 8-е место.

Абсолютным преимуществом по поддержанию низких темпов инфляции обладали, по данным проведенного мониторинга, Чехия и Словакия. Дело в том, что большинство ученых сходятся во мнении, что в рамках плановой экономики бывшей Чехословакии феномен «денежного навеса» обладал сравнительно меньшей значимостью. Кроме того, в период реформ обе страны проводили достаточно жесткую политику, направленную на сдерживание роста цен. На противоположном полюсе находятся Украина и Россия, при этом первая в отдельные годы превышала порог, за которым начинается гиперинфляция. В 1998 г. лишь в России и Румынии проблема инфляции стояла достаточно остро, то есть соответствующий годовой показатель превышал 40%.

6. Внешний долг на душу населения.

Выбор данного индикатора можно объяснить тем, что он оказывает большое влияние на будущую динамику трансформирующихся экономик. Выделение именно внешнего долга связано с более жесткими условиями выплат по нему (в отличие от внутреннего). В целом его размер зависит от отношений с международными финансовыми организациями и инвестиционного климата в стране. Сравнительно лучшая ситуация складывается в Украине, Румынии и Словакии. Последняя дает пример достаточно успешного развития с опорой на внутренние силы. Противоположную модель представляют Венгрия, Словения и Болгария. Относительно благоприятное положение Польши объясняется тем, что МВФ списал ей часть долга.

Результаты применения индекса ИМЭПИ

На основе вышеизложенного можно перейти к характеристике экономического развития на основе совокупного индекса ИМЭПИ. Этот индекс получается путем сложения произведений рангов стран по отдельным показателям на веса этих показателей. Они позволяют выделить четыре ярко выраженные группы стран. В первой группе значение индекса близко к 7, и страны находятся весьма близко друг к другу: Словения (значение - 7,032), Польша (6,945) и Чехия (6,940). Указанные страны имеют тем самым наибольшие относительные достижения в социально-экономической трансформации. В них складывается благоприятная ситуация в области экономического роста (за исключением Чехии в 1998 г.), сохраняется первоначально высокий уровень экономического развития, измеряемый ВВП на душу населения (лишь в Польше, сделавшей в этой области значительный рывок, исходный уровень был относительно низок). Социальные показатели также высоки, за исключением безработицы в Польше и Словении. Таким образом, здесь происходит достаточно сбалансированное развитие наряду с постепенным и управляемым формированием институтов, свойственных рыночной экономике. Несмотря на официально провозглашенную либерализацию, была сохранена достаточная степень «градуализма», особенно в институциональных изменениях, позволившая избавиться от сильных «шоков» в процессе перехода.

Существенный отрыв от лидеров характеризует вторую группу, состоящую из двух стран: Венгрии (5,671) и Словакии (5,331). В целом результаты реформ здесь также можно считать сравнительно успешными. Но в процессе трансформации у отмеченных стран имелись узкие места. В Венгрии они были связаны с излишней до 1994 г. социальной ориентированностью, породившей бюджетный и внешнеэкономический кризисы. Жесткие меры 1995 г. позволили в большей степени приблизиться к макроэкономическому равновесию. В Словакии узкими местами стали инвестиции и безработица.

В третьей группе, куда вошли Румыния (3,929) и Болгария (3,673), период перехода проходил со значительными осложнениями годы экономического роста сменялись тяжелыми кризисами, особенно в 1996—1997 гг. Институциональная динамика не была столь однозначно направлена к рынку. При этом Болгария отличается сравнительными успехами в области динамики инвестиций и производительности труда, а также значения средней ожидаемой продолжительности жизни, Румыния — в поддержании низкого уровня безработицы и внешнего долга на душу населения.

Четвертая группа стран, куда входят постсоветские государства, в частности Россия (2,853) и Украина (2,625), занимает последние места в рассматриваемой совокупности. Отчасти это объясняется специфическим наследием, доставшимся от бывшего СССР именно двум указанным странам. Но не следует недооценивать и характера проводившихся преобразований. С одной стороны — и на ранних этапах провозглашался крайний либерализм, с другой стороны — и его издержки впоследствии породили попятное движение. Кроме того, сложилась своеобразная система институтов, направленная на приспособление к нестабильной ситуации переходного периода.

В общем, можно признать, что индекс ИМЭПИ дает возможность проводить сравнительное исследование итогов трансформации. Одним из подтверждений результативности его применения является выделение четырех четко выраженных групп стран, состав которых в принципе совпадает с выводами других ученых и просто со здравым смыслом. Качественно новый момент предложенной методики — комплексная количественная оценка итогов перехода к рынку.

Тем не менее разработанный в ИМЭПИ РАН показатель не претендует на абсолютную точность, особенно с позиций конкурентоспособности национальных экономик, хотя и оценивает ее косвенно. Не случайно в наборе показателей отсутствуют традиционные для оценки собственно рыночной трансформации: рост доли частного сектора, привлеченные иностранные инвестиции, дефицит госбюджета и т. п. Но он представляет, на наш взгляд, научную ценность хотя бы в силу того, что служил практически первой попыткой интегрально оценить трансформацию экономики в постсоциалистических странах.

После первичного конструирования описанного индекса и его апробации по результатам экономического развития стран с переходной экономикой в последнем десятилетии прошлого века работа по сравнительной оценке итогов и факторов, определяющих хозяйственную и социальную ситуацию на постсоциалистическом пространстве, а, следовательно, и сравнительную конкурентоспособность этих стран, была продолжена исследователями ИМЭПИ РАН.

С помощью интегрального индекса (который также можно назвать кумулятивным) можно рассчитать позиции стран по итогам длительного периода социально-экономической трансформации. Для оперативной, одномоментной оценки результатов экономического и социального развития стран в конкретном году нами был сконструирован так называемый текущий индекс ИМЭПИ. Его основными отличиями являются использование показателей одного (текущего) года и значения сокращенного набора показателей из числа входящих в кумулятивный индекс (динамика ВВП, промышленного производства, валовых инвестиций, реальной среднемесячной заработной платы и производительности труда), которые рассматриваются за конкретный год, а не по отношению к 1990г. Если кумулятивный индекс интересен, прежде всего, с исследовательских позиций при оценке накопленных итогов процесса перехода к рынку, то текущий индекс может служить для оценки сравнительной инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности той или иной страны в настоящий период времени.

Наряду с кумулятивным, как уже отмечалось, рассчитывается и текущий индекс ИМЭПИ, который отражает изменения соответствующих показателей социально-экономического развития за конкретный год. Исходя из его природы, он является гораздо более динамичным и привязанным к реалиям существующей хозяйственной конъюнктуры. Его значения приведены в приложении.

Нетрудно заметить, что по значениям текущего индекса ИМЭПИ конкурентные позиции России в группе стран с переходной экономикой существенно лучше, чем по кумулятивному индексу. Это является следствием, прежде всего высокой динамики экономического роста в стране в 2002—2003 гг. и подобная картина прогнозируется нами также и на 2004 год. Оценивая ситуацию, сложившуюся в 2003 году, отметим, что Украина заняла первое место по темпам роста производительности труда в экономике и второе — по динамике ВВП (среди рассматриваемых стран). Слабым местом украинской экономики остаются относительно высокие темпы инфляции (предпоследнее место в 2003г.).

Из вышеприведенных данных следует, что по накопленным итогам развития экономики и ее рыночных преобразований Украина пока все еще отстает от восточно-европейских государств, незначительно уступая России. Это, естественно, нельзя считать полноценной характеристикой сравнительной конкурентоспособности ее экономики, учитывая разницу в ресурсных, кадровых, технологических потенциалах стран, но дает определенную пищу для размышлений.

В целом приведенная выше методика расчета индекса ИМЭПИ и результаты, полученные на ее основе, с точки зрения поставленной задачи - оценки конкурентоспособности украинской экономики в мировом масштабе не представляются нам достаточными, так как ориентированы на локальный аспект — сравнительную характеристику транзитных экономик. Особенно важен этот подход для оценок конкурентоспособности стран СНГ. Хотя для квантифицирования конкурентоспособности государств постсоветского пространства, на наш взгляд, целесообразен несколько иной набор критериев и показателей, включающий в себя уровень ресурсообеспечения, зависимость экономик от внешних факторов, емкость внутреннего рынка и пр. В итоге сам принцип сочетания количественных оценок и экспертных для выявления интегрального показателя представляется нам весьма перспективным для нужд научного анализа.

Естественно, для оценок конкурентоспособности украинской экономики в общемировом масштабе необходим дополнительный инструментарий.


Индекс ИМЭПИ - 4.0 out of 5 based on 1 vote